February 25th, 2021

Территория добрых дел

На Алтае наградят водителя автобуса, который помог людям выбраться из горящего ТЦ

"Когда возник пожар в торговом центре, люди, находившиеся в нем, подошли к окнам второго этажа здания. Мимо проезжал автобус ПАЗ с пассажирами. Водитель вовремя сориентировался и, увидев в окнах людей, подогнал автобус к окну. Люди с его помощью просто вышли из окон на крышу автобуса. Пока мы не можем уточнить, сколько людей таким образом выбрались, но обязательно отметим действия водителя наградой", - сказали в пресс-центре.




[дальше]



Во Владивостоке школьники спасли 88-летнего узника фашистского концлагеря

Артем, Данил и Андрей в тот день гуляли. В районе ЗАГСа на Русской случайно увидели упавшего мужчину. 88-летний Василий Лисин подскользнулся и не смог встать. Ребята вместе с молодым человеком, который так и остался инкогнито, на руках донесли пенсионера домой. И помогли отвезти в травмпункт.

Галина Лисина, супруга пострадавшего пенсионера:
"Я их пытала, где мне вас найти, как фамилия. А они как Штирлицы. Запомнила куртку, коричневую. И все время говорили: «Артем, держи деда». Кто из вас Артем?"

Галина Николаевна провела целое расследование, чтобы узнать имена тех, кто спас супруга. Именно благодаря ей о поступке учеников 61-ой школы теперь знают не только одноклассники, но и весь город.








Трое подростков спасли упавшего на рельсы московского метро ветерана Афганистана

В московском метрополитене на станции «Хорошёвская» трое подростков спасли ветерана Афганистана, который упал на рельсы. Найти их помог пост в фейбсуке.

Ханлар Садых-Заде — ветеран Афганской войны, совсем недавно он перенёс инсульт. В метро ему стало плохо, он оступился и упал на рельсы. Рядом оказались трое друзей-подросткой Максим Рыжиков, Егор Романенко и Иван Ивлев, они подняли мужчину на платформу, сели в ближайший поезд и уехали. Найти подростков удалось с помощью фотографий, которые успела сделать одна из пассажиров Елена Назаркина. Она рассказала о случившемся в фейсбуке.










Rogers Red

Связь времён


Что-то с памятью моей стало,
Все, что было не со мной – помню.
Роберт Рождественский

Долго думал, писать этот текст или не писать, публиковать или не публиковать. Ведь многие не поймут, кто-то не поверит, а некоторые и постараются высмеять и опошлить. Впрочем, плевать. Я так чувствую.

Где я только не умирал…
Я ловил стрелу кочевника в степи, гиб в колонне пленных, которых вели на верёвках в неволю, рубился на заставах, получал удар кривой саблей в висок при ответном набеге на столицу Белой Орды.
Я тащил с собой на дно вражеского всадника во время стояния на Угре и Калке, был истыкан стрелами и разрублен несколько раз на Куликовом поле. Меня ранили в плечо во время сечи на Неве и я получил арбалетный болт в живот во время Ледового побоища.
Меня, младенцем, сожгли во Пскове. Я умирал от голода множество раз в разных городах и весях.
Я свалился с лестницы при штурме Казани. Меня залили горячей смолой под стенами Астрахани. Под Молодями в наше гуляй-поле попало ядро из турецкой пушки.
Под Грюнвальдом рыцарское копьё пробило меня насквозь. На Косовом поле мой труп несколько раз становился пищей воронов. В Чехии я упал с вагенбурга и был затоптан лошадьми.
Моей кровью покрашены гетры Семёновского полка. Зато потом я прострелил ногу Карлу и гнался за убегающим Мазепой (не догнал, зато его догнали блохи).
Под Фокшанами я выжил. А при Измаиле был убит шальной пулей. Дважды падал в пропасть в Альпах, а потом замёрз до смерти.
При Аустерлице в меня попало ядро. А под Бородино я успел заколоть троих, пока французский штык не ударил меня в спину. Потом партизанил.
В Крымской войне был артиллеристом. Расстреливал с холмов Лёгкую Бригаду.
Во время Первой мировой впервые был отравлен газом. Выплёвывал лёгкие и харкал кровью. Умирал от тифа. Попадал под огонь пулемёта во время кавалерийской атаки.
В Великую Отечественную меня расстреливали, пытали, морили голодом. Я попадал под гусеницы танков со связкой гранат, падал в подбитом самолёте, горел в танке. Я убит подо Ржевом. Снова партизанил. Вставал в рукопашную, тонул при форсировании рек, подрывался на минах. Потом писал всякое на стенах в Берлине и Праге.
Помогал вьетнамцам защищаться от империалистов, воевал в войне Судного дня, поймал пулю при зачистке кишлака в Афгане, подорвался на гранате в Сирии.
И каждый день умираю на Донбассе.
Кровь моя – стала землёй. Земля моя – стала мной.
Всё это я. Всё это меня. Всё это со мной. Я всё это помню. А вы разве нет?

Недавно одно дефективное опять пыталось осквернить памятник. И периодически эти дефективные вылезают откуда-то из своих нор, и гадят – то яичницу пожарить пытаются на Вечном Огне (тупой плагиат, в фильме с Пьером Ришаром это уже когда-то сделали до них, и тоже огребли), то станцевать голыми, то ещё какую-то гадость сделать.
И «дефективные» в данном случае – это не ругательство, а констатация факта. Потому что они неполноценные, у них обрезана память предков. Они те самые «манкурты», о которых писал Айтматов.
Вот я совершенно точно знаю, что меня могло вообще не быть. Просто не быть. Если бы мою бабушку, уже сидевшую в бараке для смертников Маутхаузена, не отбили чешские подпольщики.
А дедушка и бабушка моей Ксюши познакомились во время войны на вокзале моей родной Винницы. Оба были там проездом. Судьба.
И нашу встречу с женой, и рождение ребёнка сделали возможным герои прошедших дней.
Нет в России семьи такой
Чтобы очередной дефективный сейчас мог написать свой убогий комментарий про «деды воевали», люди гибли, совершали подвиги, стояли у станка по 16-18 часов.
И это касается не только Великой Отечественной. Именно так, как череду свершений и подвигов, позволивших оказаться нам здесь и сейчас, нужно воспринимать и всю историю. С благодарностью и трепетом.

Опубликовано https://news-front.info/2021/02/25/aleksandr-rodzhers-svyaz-vremyon/